Стихотворные тексты из архива общества «Зеленая лампа»

 

№ 39, л. 1—1 об.

    • Я. Н. Толстой.
    • «Юной красавицѣ, Съ французскаго, подражаніе Парни» («Любить въ тринадцать лѣтъ, Лизета!..»).
    • Вольный перевод стихотворения Э. Парни «Aimer treize ans, dites- vous…».
    • На л. 1 помета карандашом рукой Н. В. Всеволожского (?): «Члена Толстаго» (ср. с № 15), с позднейшей припиской рукой П. А. Ефремова: «(Я. Н.)».
    • Беловой автограф.
    • Описано с пагинацией «л. 80»: Модзалевский, с. 10 (с. 16—17).
    • Напечатано (с отличиями от автографа): Толстой, с. 82—84.

 

              Юной красавицѣ,
Съ французскаго, подражаніе Парни.

Любить въ тринадцать лѣтъ, Лизета!
Ты мыслишь, рано, Ангелъ мой!
Въ любви потребныль зрѣлы лѣта?
Разсудокъ нуженъ ли прямой
Красавицъ скучныхъ и отцвѣтшихъ,
Гдѣ зримъ забавы сумасшедшихъ?
     Лизета! выслушай меня:
«Вблизи игриваго ручья,
Прелестна роза распускалась,
И нѣжный ароматъ лія,
Всечасно болѣ растворялась:
Какъ вдругъ Зефиръ къ ней подлетѣлъ;
И вкусомъ вѣтренымъ несомый,
Едва красавицу узрѣлъ,
И взоръ простря онъ къ ней нескромный,
Заняться дерзко предлагалъ
Любви веселымъ наслажденьемъ.
Но тщетно преклонить желалъ
Простой наружности явленьемъ;
Взглянувши роза на него,
Въ отвѣтъ сказала, какъ умѣла:
— Не рушь покоя моего,
Доколь еще я не созрѣла;
Оставь меня — и не играй!
Когдажъ вечерня тѣнь проглянетъ
И тихій сумракъ здѣсь настанетъ;
Быть такъ! — сюда ты прилетай;
Въ тотъ часъ я болѣ распущуся,
И можетъ быть, тогда рѣшуся
Твои лобзанія принять. —
Вспорхнулъ Зефиръ и зарѣзвился!
А между тѣмъ, Злодѣй, пустился,
Къ другимъ красавицамъ играть.
(Извѣстно, что и въ царствѣ Флоры
Лаисы есть, какъ у людей.)
Лишь только пролетѣлъ онъ горы,
Откуда ни возмись Борей,
И розой вздумалъ забавляться:
Свалилъ листокъ, — потомъ другой —
И третій вдоль ручья струятся. —
Четвертый, пятый…… и шестой! —
И наконецъ Борей угрюмый
Кругомъ малютку ощипалъ!
     Но вотъ, уже утихли шумы
Дневной свѣтильникъ догоралъ
Окрестны виды затмевалась,
И тѣнь легла по ручейку;
Цвѣтки росою омывались; —
Бѣдняжка, прилегла къ песку!
И вотъ уже въ долинахъ дышетъ,
Пріятный, легкій вѣтерокъ,
И на пути своемъ колышетъ,
Шумящихъ водъ прозрачный токъ,
Уже летитъ онъ къ ней стрѣлою,
Рѣзвяся ищетъ средь толпы:
Но чтожъ увидѣлъ предъ собою?
Не розу — ахъ! одни шипы!»