Стихотворные тексты из архива общества «Зеленая лампа»

 

№ 37, л. 1—2 об.

  • <Я. Н. Толстой (?)>.
  • «Къ Ветерану. * * *» («Прошли тѣ шумныя минуты...»).
  • Рукой Я. Н. Толстого, с его позднейшими поправками чернилами; поправки карандашом рукой Н. В. Всеволожского (?).
  • На л. 1 помета карандашом рукой Б. Л. Модзалевского: «Я. Толстого».
  • Описано с пагинацией «л. 76»: Модзалевский, с. 9 (с. 16).
  • Лит.: Модзалевский, с. 26 (с. 35) (с атрибуцией Я. Н. Толстому); Томашевский, с. 211 (как стихотворение неизвестного автора); Peschio 2012, p. 91, 93–95 (с атрибуцией Я. Н. Толстому).

 

            Къ Ветерану. * * *

Прошли тѣ шумныя минуты,
Когда на бранномъ полѣ, мы
Удары отражали люты;
Когда средь хладныя зимы,
Подъ буркой, на снѣгу сыпали,
Терпѣли голодъ и нужду´:
Прошли — и твердо устояли
Мы, съ падшимъ строемъ на ряду!
Судьбой твоею, восхищаюсь;
Ты бросивъ мечь, живешь въ поляхъ;
А я, по нынѣ все скитаюсь;
И службы знакъ, на раменахъ
Моихъ, еще по днесь блистаетъ,
И киверъ кроетъ мнѣ чело:
Но кто служилъ, тотъ вѣрно знаетъ,
Сколь трудно [бросить] кинуть ремесло,
Въ которомъ взросъ и воспитался,
И въ коемъ славу, честь позналъ,
Гдѣ духомъ брани напитался
И лучши годы провожалъ. —
      О ты! во брани посѣдѣлый,
Покрытый ранами Герой!
Мой, на войнѣ, учитель смѣлый!
Отшедши нынѣ на покой;
Дай мнѣ совѣтъ: какъ тверды узы
Прервать, спрягающи меня?
Ни краснорѣчье нѣжной Музы,
Поющей злачныя поля;
Ни Томсонъ, ни Делиль чудесный,
Меня не тронули еще;
И голоса Дріадъ прелестны
Къ себѣ манили, — но вотще!
Лишь вспомню, гласъ трубы военной,
[И топотъ] Блескъ ружей <другими чернилами, рукой Я. Н. Толстого>, ржаніе коней;
Какъ всадникъ, мужествомъ надменной,
Несется вихремъ средь полей;
Он смерти ярости не внемлетъ,
Стремяся славу лишь стяжать;
Удары съ_радостью пріемлетъ,
Чтобъ_лавромъ гробъ свой увѣнчать,
И градомъ пулей орошенный,
Колеблетъ вражески полки;
Мой духъ мечтою [восхищенный] окриленный <карандашом, рукой Я. Н. Толстого>,
(Разсудку, можетъ, вопреки!)
Покоя сладость отвергаетъ,
И тайнымъ чувствомъ, грудь мою
Въ одно мгновенье наполняетъ!...
Здѣсь, мѣсто бранно узнаю;
Я вижу врагъ, бѣжитъ трепещетъ;
Онъ рану жметъ своей рукой,
Зубами въ ярости скрежещетъ;
И ядра воютъ надъ главой:
При свѣтѣ пламени пожара
Открылся въ городъ, храбрымъ, путь,
И прекратилась сѣча яра:
Герои алчутъ отдохнуть.
Усталость имъ смѣжаетъ очи
И сладкій сонъ ихъ обуялъ. —
Но вотъ уже съ уходомъ ночи
[Весперъ на небѣ] Зари багрянецъ возсіялъ,
Денница свѣтитъ какъ топазы....
[Но] И выстрѣлъ пушки будитъ насъ;
Вотъ тутъ, о подвигахъ расказы
Пойдутъ у ратниковъ сей часъ.......
            Но ты, я вижу, воздыхаешь
И ищешь ужасы войны:
«Къ чему?» меня ты вопрошаешь,
«Къ чему и слава, и чины?
[Вѣнки ру<кой>] Дѣла Героевъ знамениты,
Вѣнки рукой Беллоны свиты,
И почестьми покрыта грудь?
Ко гробу всѣмъ единый путь!
Сего дня лавры пожинаешь;
А завтра, смерть пожнетъ тебя!»
Съ симъ словомъ, вижу, обножаешь <sic!>
Почтенны раны; грудь твоя
Покрыта ими; ты отъ боли
Въ страданьи жизнь свою ведешь! —
 «Ахъ, лучшебъ палъ на ратномъ полѣ,
Гдѣ въ жертву жизнь свою несешь!
И лучшебъ пуля роковая
Бытье мгновенно пресекла,
Чѣмъ жить, какъ нынѣ я, страдая! —
Я зрѣлъ злодѣйскія дѣла
Враговъ, громившихъ наши селы;
Я зрѣлъ орлы ихъ на Кремлѣ;
Домы Бояръ осиротѣлы;
Я зрѣлъ ихъ съ злобой на челѣ,
Опустошавшихъ наши храмы,
Гдѣ образъ Божій былъ попранъ,
Гдѣ потряслись порядка рамы
И кровь лилась как Океанъ!
Я зрѣлъ огни — огни Эревы
Объявши древній градъ Царей;
Вдовицы, дѣти, старцы, дѣвы,
Бѣгущи съ страхомъ отъ мечей.
Я зрѣлъ народы свобожденны,
Враговъ низринутыхъ во прахъ;
Знамена Россовъ водруженны
На гордыхъ Сенскихъ берегахъ;
[Я зрѣлъ Монарха въ облистаньяхъ
И лики благодарныхъ_душъ
Въ отрадныхъ плескахъ, изліяньяхъ;
Я видѣлъ, какъ великій мужъ,
Строптивыхъ, кротостью смиряетъ] <весь фрагмент вычеркнут>
Какъ слава трудность награждаетъ,
Мой духъ веселіемъ кипѣлъ! —
Съ веселымъ духомъ я глядѣлъ! —
Но дряхлость мысли прохлаждаетъ;
Всѣму на свѣтѣ есть предѣлъ:
Меня снѣдаютъ тяжки раны;
Въ суженьяхъ сталъ я нынѣ строгъ;
Во рдяныхъ блескахъ зрю туманы,
Я тѣломъ<,> духомъ изнемогъ:
[Хотябъ достигли] Ахъ пусть достигнутъ человѣки
До высшей славы жизни сей,
[То] Но осушатсяль крови рѣки,
Что были пролиты для_ней?
Блаженъ, кто мечь свой обнажаетъ,
Чтобъ вѣрныхъ подданныхъ спасти!
Невольно лавры пожинаетъ,
Оливы сѣя на пути! —
Намъ миръ дарованъ; — наслаждайся!
И не желай отнюдь войны:
Ударитъ часъ — тогда мужайся
Къ защитѣ [праведной] отеческой <sic! читай: отческой>страны!»
— Я въ_правдѣ словъ твоихъ согласенъ;
Но мысль не въ силахъ премѣнить,
И вижу, что твой трудъ напрасенъ; —
Прости! — хочу еще служить! —