Стихотворные тексты из архива общества «Зеленая лампа»

 

№ 34, л. 1—2

  • Я. Н. Толстой.
  • «Посланіе къ А. С. Пушкину» («О ты, который съ юныхъ лѣтъ…»).
  • Беловой с поправкой автограф.
  • На л. 1 помета карандашом рукой П. А. Ефремова: «Напечатано въ стихотвореніяхъ Я. Н. Толстого».
  • Описано с пагинацией «л. 71—72»: Модзалевский, с. 9 (с. 16).
  • В другой редакции напечатано: Толстой, с. 48—51.

 

   Посланіе къ А. С. Пушкину

О ты, который съ юныхъ лѣтъ
Прельщаешь лирой золотою!
Направя къ Пинду свой полетъ,
Летитъ во храмъ его стрѣлою;
И тамъ, въ бесѣдѣ Аонидъ,
То гимны страстны и весёлы
Поешь, какъ истинный Піитъ,
То громозвучные глаголы
Текутъ, какъ пламенна рѣка
Изъ_устъ твоихъ обильнымъ токомъ,
Разсѣкши черны облака,
Въ своемъ пареніи высокомъ
Дивятъ и трогаютъ сердца.
Склонись; о Пушкинъ! Феба ради!
На просьбу слабаго пѣвца,
И вспомни, какъ къ моей отрадѣ
Ты мнѣ посланье обѣщалъ.
Припомни также, вечеръ ясный,
Когда до дома провождалъ
Тебя, Піитъ мой сладкогласный!
И ты мнѣ руку съ словомъ далъ;
Когда стихами и Шампанскимъ
Свои разсудки начиня
И дымомъ окурясь Султанскимъ,
Едва дошли мы до коня,
Усѣлись кое-какъ на дрожкахъ,
Качаясь ѣхали въ тѣни;
И гасли медленно въ окошкахъ
<Чуть> чуть мелькавшіе о<гн>и <край листа неровно оборван>
И слышенъ былъ подобно грому,
Повозокъ стукъ изъ далека;
По своду темно-голубому
Прозрачны плыли облака;
Зыбясь въ фонтанкѣ отражалась
Столбомъ серебряннымъ луна;
И отъ строеній разстилалась
Густая тѣнь; какъ пѣлена;
И Весперъ теплился порою,
Двояся трепетно въ струяхъ;
Въ_то время мчались мы съ_тобою,
Въ пустыхъ Коломенскихъ_краяхъ.
Ты вспомни, какъ тебя терзая,
Согласье выпросилъ тогда;
Какъ соннымъ голосомъ, зѣвая
На просьбу мнѣ, ты молвилъ: да!
Но вотъ проходитъ ужъ вторая
Недѣля съ вечера того:
Я слышу, пишешь ты ко многимъ;
Ко_мнѣжъ покамѣстъ ничего;
И я перомъ своимъ убогимъ
Тебѣ рѣшился докучать;
Доколѣ ты не сдержишь слово.
Бездѣлку! — трудноль написать?
Искуство для тебя не ново;
Тебѣ плетутъ давно вѣнецъ
На Пиндѣ Музы, для примѣра.
Возмижъ свой пламенный рѣзецъ,
Владыко рифмъ, и царь размѣра!
И имъ изобрази мнѣ живо,
Прелестный образъ Музы той,
Что пѣть тебя краснорѣчиво
Такъ научила милый мой;
Открой искуство мнѣ столь сладко
Писать, какъ вѣчно пишешь ты,
Чтобъ могъ изображать я кратко
Всѣ сохраняя красоты;
И отъ таланта хоть немного
Ты своего мнѣ удѣли;
Въ моихъ стихахъ излишство слога
Рѣзцомъ своимъ ты отколи.
[Но длиннаго не жду послань<я>] На что мнѣ длинное посланье?
Твоихъ стиховъ десятки три;
Вотъ Пушкинъ, все мое желанье,
Меня ты ими подари.
Пускай трудится мрачный мистикъ,
Надъ кипой древнихъ теоремъ;
Ты напиши одинъ мнѣ листикъ
И я доволенъ буду тѣмъ;
Давно въ враждѣ ты съ педантизмомъ
И съ пустословіемъ въ войнѣ;
Такъ научижъ, какъ съ лаконизмомъ
Ловчѣе подружиться мнѣ?
Прошу: очисти мнѣдорогу
Кратчайшую во вкуса храмъ,
И твоему держася слогу,
Пойду Піита по стопамъ!