Стихотворные тексты из архива общества «Зеленая лампа»

 

№ 33, л. 1—2

  • Я. Н. Толстой.
  • «Къ Емельяновкѣ» («Смотрите! лѣто улетѣло…»).
  • Беловой с поправками автограф.
  • На л. 1 помета карандашом рукой Б. Л. Модзалевского: «Я. Толстого».
  • Описано с пагинацией «л. 69—70»: Модзалевский, с. 9 (с. 16).
  • В другой, сокращенной редакции напечатано: Толстой, с. 63—65.

 

        Къ Емельяновкѣ

Смотрите! лѣто улетѣло,
Поблекъ въ лѣсахъ зеленый листъ,
Златое поле посѣдѣло,
Борея слышенъ грозный свистъ;
Съ челомъ увядшимъ стонетъ Флора,
Ей вторитъ вешнихъ птичекъ плачь;
И утромъ долго спитъ Аврора,
Сырое время гонитъ съ дачь;
Вдали летитъ [пушистый] мохнатый иней
И быстры рѣки рвутъ мосты:
О Емельяновка! пустыней,
Успѣла сдѣлаться и ты!
Давноли игры и забавы,
И лиры звонъ, и блескъ ракетъ,
Твои привѣтливы дубравы,
Преобращали въ модный свѣтъ?
Къ живущимъ тамъ Анахоретамъ,
Слетались Граціи толпой;
А нынѣ все прошло — и съ лѣтомъ
Умчались радости стрѣлой!
Со вздохомъ я бросаю взоры,
На тихій сей и милый край,
Сыновъ Эола слышу хоры
И часомъ псовъ унылой лай;
Гляжу Природа вся поблёкла,
Смутилась свѣтлая рѣка
И отъ дождей дорога смокла;
Не видно травки, ни цвѣтка!
Одна [печальная] пунцовая рябина,
Качаетъ хладное чело;
Или порой встрѣчаю фина,
Идущаго въ свое село,
Съ лицемъ иззябшимъ и усталымъ;
[А] И въ следъ за нимъ ползетъ тоска:
А_тамъ — подъ мрачнымъ покрываломъ,
Пѣвецъ и кубка и гудка,
Какъ тѣнь по_взморью тихо бродитъ,
Бесѣдой вдохновенъ сихъ странъ,
Сатирой ужасъ онъ наводитъ,
На здѣшнихъ бабъ и на крестьянъ;
То_вдругъ въ писмѣ онъ объявляетъ;
Войну ужасную ѳитѣ;
То насъ стихами онъ пугаетъ;
Дивитесь сельской остротѣ,
Пѣвцы столичны! — но не троньте
Его, онъ тамъ въ кругу своемъ.…
И вотъ Октябрь на горизонтѣ,
Паритъ съ нахмуреннымъ челомъ,
Велитъ скрываться намъ подъ шубы,
Грозитъ ручьи оледѣнить;
Ужъ чорный дымъ туманитъ трубы,
Камины начали топить.
Плывутъ трескучіе морозы,
А Емельяновской поэтъ,
Готовитъ тьму стиховъ и_прозы
И пѣть никакъ не престаетъ;
О пой! Ѳиты, гудка и Лиры
Досель непримиримый врагъ!
Пиши огромныя сатиры,
Марай, марай стопы бумагъ;
Зимой озябнешь, можетъ статься,
И хладны чувства оживить,
Тебѣ бумаги пригодятся,
Чтобъ ими печку затопить!